Итак, что сейчас происходит в углепроме захваченного региона? Все просто – шахты закрываются. Суровые будни ДНР – дотировать зарплаты горнякам никто не будет, а продавать добытый уголь некуда. После так называемой «национализации» предприятий, а по факту банального захвата, они полностью вышли из правового поля. То есть подписать с ними договор могут только свои же заводы, у которых те же проблемы. Или признавшая ДНР Южная Осетия, у которой совсем нет денег.

Попытки продать краденный уголек в Украину под видом российского или грузинского провалились – экспертиза стопроцентно указывает на происхождение угля. Небольшие партии уходят контрабандой в РФ, но с таким количеством прекрасно справляются копанки. У них себестоимость еще ниже. Но «ручеек» настолько мелкий, что даже всем копанкам заказов не хватает и многие закрываются. Все, с экономикой непризнанных республик покончили, нас их проблемы не касаются, переходим к сути.

На благотворительность Кремль непризнанным республикам денег не дает. Поэтому закрывшиеся шахты ни копейки на водоотвод не получат. Денег нет, но вы держитесь. Что будет с экологией Донбасса и прилегающих регионов, Москву вообще не интересует. А будет очень и очень плохо. Потому что соленые шахтные воды поднимутся к поверхности, по пути заполняя все выработки и трещины в земной коре. И тут сразу целый комплект неприятностей. Поступающими шахтными водами будут отравлены воды грунтовые, следом попадут под удар колодцы, источники и почва. То есть регион получит дефицит питьевой воды и солончаки вместо полей и огородов. В качестве побочного эффекта – к безработным горнякам присоединятся безработные фермеры.

Размывание грунта несет и другие угрозы. Например, проседание почвы плюс в процессе так называемые техногенные землетрясения магнитудой три-четыре балла. То есть трещины в домах, это еще хороший сценарий. Обвалы построек тоже неизбежны. Плюс разрывы подземных коммуникаций, что сделает условия еще менее пригодными для жизни. Да, не будем забывать и про метан, который вода будет вытеснять к поверхности. Он будет скапливаться в подвалах и периодически взрываться. С жертвами и разрушениями.

На фоне этих проблем, характерных для всего региона, будут еще два места, которым грозит полный ад. Это Горловка и Енакиево. Потому что кроме обычных шахт там есть и очень опасные.

В Енакиево это известная шахта «Юных коммунаров» или, как ее сокращенно называют – Юнком. Она прославилась неудачным экспериментом – еще при Союзе в чью-то светлую ученую голову пришла мысль устроить там подземный ядерный взрыв. Мол, он вызовет растрескивание пород и позволит провести дегазацию шахты. Заряд мощностью 300 килотонн взорвали в 1979 году. В результате образовалась капсула с оплавленными стенками, в которой скопилась вода с радиоактивными стронцием и цезием. Сама стекловидная капсула, которая называется «объект Кливаж», является мощным источником радиации, проходы к ней замурованы. Но теперь, когда на соседних шахтах отключают насосы, она пойдет наверх. «Ученые» ДНР успокаивают местных, что вода с цезием и стронцием тяжелее соленой шахтной и на поверхность не выйдет. Местные не слишком в это верят.

В Горловке тоже есть своего рода мина замедленного действия. Это Никитовский ртутный рудник, официально называется шахта 2-бис. Одно из крупнейших месторождений в бывшем СССР было, кстати. Сейчас он закрыт, но при поднятии шахтных вод с большой вероятностью тоже будет затоплен – подземных коммуникаций и трещин там хватает. Плюс схлопывания размытых пустот добавят. А вода, зараженная ртутью, это уже совсем другая история. Гораздо страшнее. Тем паче, что там совсем рядом проходит канал «Северский Донец – Донбасс». А Горловка в цепочке водоснабжения находится раньше, чем Донецк и Мариуполь. Представляете последствия?

Итак, что мы имеем в результате? В обозримой перспективе в связи с прекращением откачивания воды из шахт Донбассу грозит экологическая катастрофа. И если масштабы заражения ртутью и радиацией мы не можем оценить даже приблизительно, то последствия поднятия соленой воды и проседания почвы вполне предсказуемы. Восстановить экологию региона теоретически можно, но настолько дорого, что проще купить такую же территорию где-нибудь в другой стране. Дешевле будет точно. Таких денег у нас нет и не будет. И никто нам их не выделит. Естественно, что народ будет активно выезжать из зоны бедствия, где нет работы, зато есть проблемы с водой и серьезные риски локальных аварий. Как минимум – на заработки. Неделю работаешь в соседней области, а на выходные – к семье. Ведь купить квартиру в другом городе, не продав свою в Донбассе, смогут единицы. А кто в Донбассе ее купит? Итак, куда эти люди поедут?

Мариуполь «не резиновый», да и сам находится в зоне риска потерять воду из Северского Донца. Проблемы не коснутся Славянского района, то есть Лимана, Святогорска и вообще всего севера области. Но работы для приезжих там нет, да и резерва жилья тоже. Так что для тех, кто не хочет уезжать далеко от дома (например, семья и дети остались в Донецке), очевидный выбор это Днепр и Запорожье. Крупные города с серьезной инфраструктурой и определенным резервом жилья, которое можно снимать. Цены подскочат, но если ты приехал на заработки, можно снимать койку, что гораздо дешевле. И там есть работа. Есть, конечно есть. А если вакансии заняты местными, то приезжие их заметно потеснят, соглашаясь на зарплату ниже. У них нет выбора кроме демпинга, увы. Понятно, что это добавит регионам безработицы и социальных проблем. Можно ли их избежать?

Да, можно. Всего двумя способами. Первый, самый простой и фантастический – отгородить города заборами и не пускать внутрь приезжих. Второй, реальный, но трудоемкий – готовиться к такому развитию событий заранее. Ключевой вопрос тут – рабочие места. Будет работа, будет зарплата – жилье приложится. Благо, современные технологии позволяют строить очень быстро. Постепенно переселенцы перевезут семьи, будут покупать квартиры в кредит, городам потребуется усиление инфраструктуры в образовании и медицине, но ведь и денег станет больше. То есть переехавшие станут не проблемой и обузой, а ресурсом для развития. Если приготовиться заранее. В Днепропетровской ОГА, судя по всему, о таком сценарии, как минимум, думают. В Запорожье тишина.