6 августа – четыре года, как работает Гуманитарный Штаб. Сказал бы кто-то летом 2014-го, что будет так, никогда бы не поверила. Ну, месяц, от силы полгода. Мы ждали, мы пытались увидеть какие-то знаки, мы верили в даты. Ведь должен же быть здравый смысл в центре Европы  в XXI веке?

Увы...

Сказать, что за эти четыре года изменились эмоции или не так остры чувства – нет. Слишком уж жестким катком проехалась по нашим жизням война. Слишком много горя мы видели и слышали, слишком много событий произошло.

У каждого из нас свои зарубки из событий и фактов этих четырех лет.  Для меня в потоке безбрежного горя в первые месяцы войны отдельно значится эвакуация. Круглосуточный ад и вытаскивание из этого ада простых людей – бабушек с котами, лежачих стариков, детей... Это ежевечерние сводки: сколько вывезли, откуда, куда доехать не смогли из-за обстрелов. 

Мы вывозили людей под обстрелами с постоянным риском для жизни. Бывало так. Люди ждали в подвале у места, куда должен был подъехать "бусик" для эвакуации. Когда было затишье, "бусик" подъезжал и люди выбегали из подвалов в машину.

А вы представляете, как вывезти подопечных  интерната – лежачих инвалидов? В эпицентре войны.

Из интернатов  для "тяжелых"  – Тореза,  Шахтерска, Дружковки –  детей и стариков, порой, выносили МЧСники на руках. И под обстрелами вывозили. Это была единственная возможность спасти людей.

Всего с мая по декабрь 2014 года Гуманитарный Штаб Рината Ахметова в тесном сотрудничестве с волонтерами и сотрудниками МЧС Донецкой области  эвакуировал около 40 тысяч человек. Из них почти 15 тысяч – дети. Штаб вывозил на мирные территории в полном составе интернаты, детские дома и приюты Донецкой и Луганской областей. Оказывал помощь в расселении женщин и детей на 29 базах отдыха. Там свое временное жилье получили около семи тысяч человек.

Что для меня война? Это гибель Кристины и ее дочки  Кирочки из Горловки. Тех самых, чьи фотографии растерзанных тел видел весь мир. Они записались на эвакуацию на завтра. Завтра для них не наступило ...

Это круглосуточная горячая линия, которую реально можно назвать раскаленной. От просьб и мольбы о помощи.

Люди звонили нам. А мы? Откуда мы знали, КАК правильно нужно помогать? Мы помогали, как могли, как чувствовали. Сердцем. Сейчас можно сказать, что это было единственно правильным решением. 

Именно такое решение, сердцем, принял тогда, летом 2014-го,  Ринат Ахметов – помогать тем, кому особенно необходимо. Тем, что больше всего нужно. Помочь выжить.

А нужно было просто остаться в живых. Буквально.

Нужны были продукты, лекарства, генераторы для больниц, питьевая вода. Так начиналась работа Штаба.

В 2014 году снаряд попал в 21-ю больницу на окраине Донецка, там шла операция. Хорошо, что был генератор, который поставил Штаб. Это спасло жизни людям. В  роддоме больницы Вишневского в августе 14-го женщины рожали в подвале. И сюда доставили  генератор

А потом... Потом началась самая масштабная программа продуктовой помощи. Машины шли эшелонами: мука, макароны, сахар, масло...

Потом люди скажут, что осенью 2014-го и зимой 2015 года продуктовые наборы Ахметова буквально спасли от голода. Водители фур ехали часто под перекрестным огнем. А старики Донбасса встречали машины с гуманитаркой и крестили их в дорогу.

Красавица "Донбасс Арена" – лучший стадион Европы, стала центром гуманитарной помощи. Здесь принимали и отправляли по городам все продукты, которые привозил Штаб.

За время работы Штаба Рината Ахметова было доставлено 12 092 512  продуктовых наборов.

Война – это гибель и ранения детей. Сколько их на самом деле по обе  стороны этой проклятой линии разграничения не знает точно никто.  В 22 Докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) о ситуации с правами человека в Украине от июня 2018-го говорится о 140 погибших детях – 93 мальчика, 47 девочек!  Эта информация  была обнародована на брифинге председателя Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Фионы Фрейзер.

Смею предположить, что на самом деле эта цифра может быть куда больше. Это дико – погибшие в войне дети!

Моя война – это Вадик Потин и наша общая борьба за его жизнь – родителей, врачей, друзей.... Его первые шаги после второго рождения, его улыбка и шрам через всю голову...

Война – это работа психологов с ранеными детками и детьми, которым необходима была психологическая помощь. Детьми, которые от горя стали старше старичков. Это письмо макеевской девочки-подростка, которое она написала... своей погибшей маме. Строки из этого письма навсегда останутся в памяти.

Это рисунки детей, в которые они выплескивают свои страхи. Рисунки, в которых их недетская  жизнь.

Нет границ у войны. Нет линии фронта. Есть только горе и беда.

Сейчас, спустя четыре года, я часто думаю: как мы все выдерживали? Откровенный ответ: никак. Мы не выдерживали, не ставили барьеры, не абстрагировались от ситуации. Все эти механизмы работы в кризисных ситуациях в условиях Гуманитарного  штаба  не работали и не могли работать. Мы жили этим и в этом. Мы горели и сгорали. Иначе было невозможно.

Но именно работа в Штабе помогала всем нам, таким же беженцам, пережить собственную личную трагедию.

И за эту принадлежность к великому делу спасения людей, за эту адову круглосуточную работу, это горение я искренне благодарна Ринату Ахметову.

У нас была потрясающая команда чудесных, настоящих людей – Гриша Колдунов, Саша Вишняков, Андрей Санин, Женя Рзаева, Даша Касьянова, Ира Темерко... Разве перечислить всех, кто принял на себя горе других?

А водители? А волонтеры в пунктах выдачи? Только за первый год работы мы насчитали около пяти тысяч волонтеров, с которыми сотрудничал Штаб.

Эти люди – настоящие герои.

Я приведу один пример.  А сколько таких было!

Днем 30 января 2015 года в Куйбышевском районе снаряды попали на территорию Дворца культуры имени Куйбышева и троллейбусную остановку.

Погибли семь мирных жителей, раненых было более пятнадцати. Пятеро из них погибли при попадании снаряда в Дом культуры, где шла выдача гуманитарной помощи, два человека – на остановке.  Волонтеры Штаба, рискуя жизнью, тут же приняли решение спрятать людей в подвале. Работа пункта была приостановлена на несколько дней.

Но мало кто теперь знает, что война идет и сейчас. 11 мая  уже  2018 года  попал под обстрел мобильный пункт выдачи помощи Штаба Рината Ахметова в прифронтовой Жованке. Бригады мобильной выдачи Гуманитарного штаба доставляли наборы выживания мирным жителям  Бахмутки, Пески-2 и Жованки.  Выдача наборов выживания подходила к концу, когда это место обстреляли из гранатомета. Только по счастливой случайности обошлось без пострадавших.

Прошло четыре года. Как один месяц прошли. За это время Гуманитарный штаб помог выжить более миллиону человек. Так много всего произошло, но еще ничего не закончилось.  Еще нужна помощь людям и  так нужен нам всем  мир.