Дети… Эти маленькие пухлые создания, наши продолжения, такие забавные и милые. Кажется, о них можно говорить вечно. Чистота, мудрость, прямота этих почемучек врезаются в память навсегда и попадают в драгоценную душевную копилку лучших жизненных впечатлений.


“Мама, а почему у всех людей родинки чёрные?”, -  с искренним удивлением спрашивает однажды доця.

“А какими они должны быть?”, -  улыбаюсь.

“Разноцветными, конечно! Так веселее!”, - уверенно заявил ребёнок.


А вот ещё перл от 2-летней малышки. “Дедуфка Маёз паехау”, -  пребывая в восторге, девочка указала на проезжавшего мимо пожилого человека с длинной седой бородой.


Наверняка каждый родитель может вспомнить что-нибудь подобное. И нежность, прилившую вместе с такими воспоминаниями, постепенно сменяет беспокойство. Ведь пока идёт война, наши дети в опасности. А у войны, как известно, не лицо, а мина. И как будут разворачиваться события завтра, предсказать тяжело.



Младшее поколение прифронтовых территорий, кажется, больше всего пострадало в зоне проведения не то войны, не то операции. И не столько физически, сколько морально.


Дети, которые попадали под обстрелы, получили психические травмы. Они выжили, но теперь кто-то панически боится любого громкого шума, кто-то стал очень нервным и начал заикаться, а кто-то перенёс спазм сосудов головного мозга и получил проблемы с речью. Когда моя знакомая прикрыла собою сына в 2014-м, спасаясь от смертоносных прилётов, осколки от снаряда летели так низко и так близко, что посекли ей волосы. Тогда им чудом удалось спастись - они остались невредимы. Но малолетний сын сначала просто замолчал.


Затем, спустя сутки, стал говорить, но путал между собой слова, а в словах буквы. Оказалось, ребёнок такого страха натерпелся, что резкий спазм сосудов привёл к прединсультному состоянию и, как следствие, к проблемам с речью. Сегодня мальчику уже лучше и он учится в школе -  положительное воздействие оказали дорогостоящие препараты. История этого ребёнка - лишь один из сотен и тысяч примеров того, как на Донбассе пострадали и продолжают страдать дети.



“С начала конфликта в городе разрушено 1263 дома. В результате боевых действий в Авдеевке погибли 16 гражданских, ранения получили 293 (из них 17 детей)», - в марте этого года сообщил Павел Малыхин в интервью одному из украинских изданий. Озвучены шокирующие цифры. Количество раненых детей можно сравнить с целым классом в школе или группой в садике. Это страшно.


Кроме потенциальных обстрелов, существует скрытая угроза - неразорвавшиеся мины и снаряды.


В ЮНИСЕФ заявляют, что неразорвавшиеся боеприпасы представляют угрозу для около 220 тысяч детей на востоке Украины. Они живут, играют и ходят в школу в районах, которые усеяны минами и другими боеприпасами.


В конце 2017 года в  ЮНИСЕФ называли Донбасс одним из наиболее заминированных регионов планеты. Представитель ЮНИСЕФ в Украине Джованна Барберис назвала "неприемлемым" тот факт, что места, где еще четыре года назад дети могли беззаботно играть, сегодня усеяны неразорвавшимися минами.


Из сводок новостей периодически слышно, что саперы работают на близких к линии фронта территориях, но война продолжается, и мы не знаем, сколько новых минных полей образовалось за последнее время.


И сегодня на первый план выходит вопрос получения нашими детьми -  всеми, кто жил здесь все эти годы, статуса ребенка, пострадавшего в результате военных действий и вооруженных конфликтов.


На сегодняшний день есть постановления Кабинета министров Украины от 5 апреля 2017 № 268 “Об утверждении Порядка предоставления статуса ребенка, пострадавшего в результате военных действий и вооруженных конфликтов” и  от 11 апреля 2018 № 301 “О внесении изменений в постановления Кабинета министров Украины от 24 сентября 2008 № 866 и от 5 апреля 2017 № 268”.


Согласно этого постановления Кабмина, дети и лица из числа жителей города и внутренне перемещенных лиц, которые на момент проведения антитеррористической операции на территории Донецкой и Луганской областей не достигли 18 лет, имеют право на получение статуса ребенка, пострадавшего в результате военных действий и вооруженных конфликтов. Но есть несколько “но”.


Право на получение этого статуса имеют дети и лица, которые:


- получили ранения, контузию, увечье;


- подверглись физическому, сексуальному насилию;


- были похищены или незаконно вывезены за пределы Украины;


- привлекались к участию в действиях военизированных или вооруженных формирований;


- незаконно содержались, в том числе в плену;


- пережили психологическое насилие.

Статус этот пригодится детям для получения в будущем качественной квалифицированной психологической помощи, чтобы война не превратила наше нежное, доброе подрастающее поколение в злых, дёрганных и агрессивных взрослых.

Этот статус пока не предусматривает никаких льгот и привилегий, но в будущем правительство рассмотрит данный вопрос и примет соответствующее решение.