На подъезде к городу на фоне укрытых снегом терриконов бригада ремонтников склонилась над жёлтой трубой. К Новому году здесь обещают завершить прокладку долгожданного газопровода. Без газа Авдеевка живёт с июня. После снегопада город выглядит нарядно и сказочно. Дворники расчищают дорожки и посыпают их песком, убирают сломанные ветки. Работают магазины и кафе. Дети играют в снежки. Посечённые осколками здания и забитые фанерой окна в заснеженном городе почти не заметны.

На руинах дома

Улица Лермонтова рядом с Авдеевской промзоной — всего в километре от позиций боевиков. Здесь нет ни одного дома, в который хотя бы раз не прилетали мина, снаряд или осколки. Каждый день Елена Дьячкова приходит к развалинам своего жилья, чтобы покормить домашних животных. Собаки и кошки зимуют в одной из уцелевших построек. Только потом женщина идёт на работу, на Авдеевский коксохимический завод. Звонким лаем хозяйку встречает овчарка по кличке Лорд.


— У нас в дом было три прямых попадания и три косвенных. В 2014-м снаряд попал в вольер, где жил Лорд. Он тогда очень сильно пострадал, обгорел. Еле выходили. А в конце января этого года он спас мужа, который лежал в спальне на диване. Как собака выбралась из котельной, не знаем. Лорд звал-звал мужа, а тот не подымался. Тогда он схватил мужа зубами за руку и начал тащить из комнаты. Только они вышли, туда ракета от «Града» упала, — вспоминает Елена Дьячкова.

От родительского дома, в котором семья прожила полвека, теперь осталась четверть постройки. Нет ни окон, ни дверей, ни крыши. «Чтобы дом дальше не разрушался, хоть как-то укутали его брезентом. Сами живём на съёмной квартире. Ремонт пока не начинали делать, хотя какие-то материалы мне дали на предприятии, что-то выделил исполком, ну, и, конечно, различные общественные организации помогают», — говорит жительница Авдеевки.


По сугробам улицы Лермонтова мужчина катит велосипед с пустыми пластиковыми бутылками для воды. «Внизу ручей. Люди сюда приезжают — воды набрать», — объясняет Елена и добавляет: «Этот участок уже разминировали. Часто, когда в городе нет света, начинаются и перебои с водой».

— Тут воронка — перед калиткой, аккуратно проходите! — кричит сосед Елены, который расчищает во дворе снег. — Всей улицей её засыпали землёй, но мало ли что. Заходите и ко мне в гости. Меня Саша зовут. Мы с женой только ремонт перед войной сделали в доме. Видите, что осталось? Только стены. Во втором доме бабушка жила. Мы её вывезли на съёмную квартиру. Она болеет, а сюда вечером и ночью скорые не едут. Говорят: «Вызывайте военных».


Накануне войны Александр с женой сделали в доме ремонт, после попаданий снарядов от него остались только стены

Восстановление после обстрелов

Пенсионерка Любовь переехала в Авдеевку с мужем Анатолием из Донецка. Дом здесь ей достался по наследству от матери. «Я приехала ухаживать за мамой. Началась война. Всё, что было нажито, осталось в Донецке — и квартира, и техника, и одежда. Я всю жизнь работала товароведом, муж — шахтёром», — рассказывает женщина.

Перед началом антитеррористической операции маршрутки в Донецк ходили часто, вспоминают супруги. До областного центра всего шесть километров.

— Ни разу в Донецк не выезжал, а хочется на кладбище сходить — проведать отца и мать, — говорит Анатолий.

На время обстрелов они прятались в погребе, а еду готовили во время затишья на костре.

Этой весной в одну из комнат дома угодила мина. Взрывной волной снесло крышу и выбило шесть окон, разрушило одну из стен. Супруги в тот момент гостили у кумовьёв. Дома оставался дедушка, которому через год исполнится 90 лет, он не пострадал.


«Дед у нас не верил в бога, а за месяц до трагедии попросил повесить в углу над диваном, где он лежал, старинную икону Николая Угодника. Буквально за несколько минут до взрыва он вышел в другую комнату, чтобы взять в серванте пилюли, и тут раздался грохот. Полкомнаты разнесло, но дед не пострадал, и икона уцелела», — показывает лик святого Любовь

Пенсионеры тоже вынуждены снимать жильё. Восстановить дом им в основном помогают благотворительные организации. «Я полгода всё перестирывала от сажи, которая была в палец толщиной. Как включать стиральную машинку? Она же старая, гудит. А если будет лететь снаряд, как я услышу? Стирала всё вручную, — объясняет женщина. — Уже заканчиваем ремонт. Вот докупили краску, обои, люстру. Фанеру с окон не убираем, чтобы вдруг чего не побило стёкла».

Масштабы разрушений

По подсчётам волонтёров, сотрудничающих с международными организациями, под обстрелами в Авдеевке серьёзно пострадали более 6 тысяч домов. «Людям с разрушенным жильём выдаём брезент для накрытия крыш и другие материалы для быстрого временного ремонта — плёнку для окон, фанеру. Ещё есть так называемые наборы экстренной помощи. В них входит постельное бельё, одеяла, полотенца, посуда. В частный сектор с капитальными ремонтами не заходят ни представители власти, ни многие волонтёрские организации», — отмечает координатор гуманитарной миссии «Проліска» Евгений Каплин, чья команда работает совместно с Агентством ООН по делам беженцев в Украине.


Владимир с женой и сыном проживают на улице Кирова, 105. После того, как в конце января их дом пострадал от разорвавшейся мины, семья ютится в двух комнатах. Разрушенную часть пока прикрыли брезентом и клеёнкой

Официальные данные отличаются от информации общественных организаций. «За весь период АТО в нашем городе пострадали 111 многоэтажных домов, из которых две высотки принадлежат жилищно-строительным кооперативам. На данный момент восстановления требуют ещё 38 многоэтажек», — рассказал «МедиаПорту» заместитель руководителя Военно-гражданской администрации Авдеевки Роман Шахов.

В частном секторе, по его информации, разрушены и повреждены под обстрелами 1152 дома. «Большинству семей оказали помощь — передали строительные материалы от гуманитарных организаций, завода Коксохим, нашей администрации, а также других областей. Осталось восстановить или помочь материалами 40% владельцам домовладений — это примерно около 500 домов», — говорит заместитель главы ВГА.


Спасатели помогают людям восстанавливать разрушенные дома

У одного из домов замечаем пожарный автомобиль. Спасатели лопатами разгребают снег с крыши. «Мы сегодня(25 ноября — ред.) первый день работаем. Вчера не смог приехать трактор, потому что скользко было. Сейчас нам подвезут стройматериалы, будем крыть крыши шифером и рубероидом. В этом доме никто не живёт. Не знаю, есть ли смысл его ремонтировать. Соседи говорят, что люди уехали. Всё закрыто», — размышляет вслух сотрудник ГСЧС.

По заявлению главы Донецкой военно-гражданской администрации Павла Жебривского, бригады ГСЧС завершили работы по 136 адресам. «На смену спасателям из Донецкой области заступили их коллеги из Сумской области — города Ромны», — сообщил глава ДонВГА 25 ноября.


Бригады ГСЧС ремонтируют крыши и в тех домах, где сейчас никто не живёт

Кроме частного сектора под обстрелами в Авдеевке серьёзно пострадали две девятиэтажки в районе «разукрашки». Так называют дом, на котором изображён мурал с местной учительницей.

«В эту высотку было больше 30 попаданий, тем не менее, в нём до сих пор в крайнем подъезде проживают около 20 семей», — проводит экскурсию социальный консультант организации «Проліска-Авдеевка» Дмитрий Рогуля.


По соседству — девятиэтажка из белого кирпича. Высотку сдали ещё до боевых действий. Тогда жильё в этом доме в основном получили многодетные семьи, люди с инвалидностью, чернобыльцы. До войны многие даже не успели сделать ремонты. Сейчас в девятиэтажке с разбитыми окнами, балконами и дырами в стенах живут с десяток семей.

«Чаще всего, к нам приходят с проблемами разрушенного жилья. Люди вынуждены переместиться внутри одного города, так как их жильё пострадало и непригодно для жизни, но ни статуса ВПЛ, ни других компенсаций от государства они не получают. Денежная помощь предусмотрена только для тех, кто после разрушения переехал в другой город. Около 4 тысяч человек в Авдеевке переселились из района промзоны в центральную часть города и, как правило, вынуждены снимать квартиру», — объясняет Дмитрий.


В некоторых уцелевших квартирах до сих пор живут люди

Аренда жилья в городе в среднем обходится в две тысячи гривен в месяц, не считая коммунальных расходов. 

Через дорогу от высоток — заминированное поле. Из предупреждений — небольшая почерневшая табличка, что на ней написано, не разобрать. По тропинке мимо заминированного поля люди ходят в закрытый посёлок Опытное.

«Район с многоэтажками у нас небольшой, его можно быстро обойти», — говорит Дмитрий, когда мы идём мимо пятиэтажки, угол которой укрыт брезентом.

Взрыв уничтожил в доме угловые квартиры на пятом и четвертом этажах. Во многих пятиэтажках в этом районе окна заклеены скотчем, забиты фанерой или досками. На фасадах — борозды от осколков.

Внутренние переселенцы

До войны в Авдеевке жили 35 тысяч человек, сейчас — 22 тысячи. Из них около 4,5 тысячи местных жителей, по информации общественных организаций, остались после обстрелов без крыши над головой и арендуют жильё. В этих семьях каждая копейка на счету, но не все из них могут добиться выплат ВПЛ. Под давлением общественников Кабмин внёс изменения в постановление №505, и 3 июня в силу вступило постановление №370. Теперь, чтобы получать адресную помощь от государства, людям, лишившимся крова, нужно выполнить два условия. Во-первых, населённый пункт, где проживает семья, должен быть внесён в перечень прифронтовых согласно распоряжению правительства №1085. Во-вторых, нужен акт с заключением, что жильё разрушено и непригодно к проживанию вследствие проведения АТО.


Взрыв уничтожил в доме угловые квартиры на пятом и четвертом этажах

«99% администраций не пишут таких заключений. У нас есть письменный ответ чиновников Авдеевской ВГА по этому поводу. Они поясняют: причина отказов — нет специалистов в штате, которые бы могли оценить и написать вывод, что жильё не пригодно для жизни. А также нет нормативной базы. В итоге в администрациях выводы пишут так, как они считают нужным, обходя формулировку, указанную в постановлении №505: «житло зруйновано або непридатне для проживання». Комиссии просто констатируют факты — дыра в доме два на два метра, нет окон», — рассказывает Каплин.

По официальным данным, с начала АТО в Авдеевке зарегистрировались 4343 внутренне перемещённых лица. Сегодня на учёте состоят 3546 человек, но выплаты* назначены всего 847 обратившимся за помощью. 


Волонтёры оказывают гуманитарную помощь и консультируют по социальным и правовым вопросам

«К сожалению, такую адресную помощь помощь может получать только один из членов семьи, — объясняет Шахов. — Есть проблема и с выдачей актов тем, у кого было разрушено жильё. Оценить степень ущерба и сделать вывод пригодно жильё для проживания или нет, может сделать только специализированная организация, имеющая соответствующую лицензию или сертификат. Как правило, это БТИ. Так исторически сложилось, что у нас нет БТИ. Бюро технической инвентаризации и все документы по нашим домам остались в Ясиноватой. У нас есть комиссия, которая делает предварительные обследования  только констатирует факт, что было попадание снаряда и в результате разрушены столько-то окон, крыша. Если мы будем привлекать специалистов со стороны, их услуги  платные. Как им заплатить? Такого механизма нет»

Юристы советуют людям обращаться в ГСЧС. Ещё один вариант — добиваться акта через суд. «Действительно, начиная с лета местные администрации всячески стараются уйти от формулировки, прописанной в постановлении №505. Основанием для получения адресной помощи могут послужить и выводы специалистов ГСЧС, в котором они, к примеру, указывают, что пожар и разрушения в доме произошли в результате прямого попадания боеприпаса, — объясняет процедуру региональный адвокат БФ «Право на защиту» Оксана Желанова— Также человек может обратиться в суд и предоставить в качестве доказательств фотографии или свидетельства, что в данном населённом пункте проводились активные боевые действия».


Некоторые действительно пытаются добиться от государства выплат и компенсаций за уничтоженное жилье через суд. Но таких прецедентов пока не очень много — около сотни в Украине. Никто из них деньги ещё не получил.

«В Украине есть положительное решение, которое устояло в двух инстанциях и вступило в законную силу. Сейчас оно обжалуется в кассационном суде. В основном апелляционные суды пока отказывали и отменяли решения судов первой инстанции, — расказала Желанова— Хочу отметить, что положительные перспективы всё же вырисовываются — сегодня утром Апелляционный суд Донецкой области признал, что гражданин, чье жильё было разрушено в результате террористического акта, имеет право на компенсацию от государства судьи приняли решение в пользу ВПЛ»

Полгода без газа

Ещё одна глобальная проблема Авдеевки — в городе полгода нет газоснабжения. Газораспределительная труба, которая вела с неподконтрольной территории, повреждена и восстановлению не подлежит. С июня люди вынуждены готовить еду на электроплитах. Жители Авдеевки жалуются, что субсидии или льготы за перерасход электроэнергии по закону им не положены. В целях экономии некоторые, нарушая правила, устанавливают в квартирах баллоны с пропаном.

«Это очень небезопасно. У нас на каждом подъезде были объявления, что нельзя пользоваться такими баллонами», — рассказывают жильцы многоэтажек.

Новый газопровод «Очеретино-Авдеевка» длиной 14,124 км строят за деньги областного бюджета при участии АО «Авдеевский коксохимический завод».


«К работам приступили только в октябре. Сейчас, когда стукнули морозы, подключили военных, сотрудников ГСЧС. Где ж они были летом? Когда стояла хорошая погода, работы не велись», — недоумевает координатор штаба организации «Проліска-Авдеевка» Родион Лебедев.

Перед подключением газоснабжения службы должны обойти каждую квартиру. «Жителям, которые не проживают в городе, следует предоставить ключи от домов соседям или родственникам. В случае невозможности доступа в квартиры, согласно ст. 17 Закона Украины «О жилищно-коммунальных услугах», будет проведен несанкционированный доступ к жилью путем нарушения конструктивной целостности входных дверей», — предупредил руководитель Военно-гражданской администрации Авдеевки Павел Малыхин.

К концу прошлой недели рабочие проложили 9,229 км газопровода. В Донецкой военно-гражданской администрации обещают закончить работы в срок. Запуск планируют к новогодним праздникам, после того, как 24 декабря проведут испытания газопровода.


Сейчас по городу курсируют только автобусы, так как трамвайные пути не восстановлены

Зато жителям Авдеевки повезло с тарифами на тепло. Благодаря Коксохимическому заводу, который подаёт в город тепло, они одни из самых низких в Украине. 

«Топят очень хорошо, мы даже окна в комнатах на проветривание открываем, потому что в квартирах — жарко. И по цене тепло у нас доступное — за двухкомнатную квартиру платим около 150 гривен, а однокомнатная обходится и того меньше — гривен сто», — говорит жительница одной из пятиэтажек на улице Гагарина Надежда.


Правда, такая ситуация не везде. Из-за проблем с газом без отопления в городе остаются школа №4, многоквартирный дом по улице Соборной, 75, некоторые улицы в частном секторе, а также семь населённых пунктов в округе — Красногоровка, Орловка, Семёновка, Бердечи, Нетайлово, Тоненькое и Северное. 

Радует жителей Авдеевки то, что с подачей воды проблем сейчас нет. Но опытные местные жители всё равно запасаются большими ёмкостями: «С 2014 года и по 6 месяцев без света и воды в кранах сидели. Живём на грани. Привыкли ко всему».

Фото: Павел Пахоменко

Автор текста: Надежда Шостак