Авдеевская промка, ставшая символом мужества украинских воинов, выглядит как готовая декорация к фильму о войне. Только война здесь настоящая, постоянная.

На странице 93-й отдельной механизированной бригады «Холодный Яр», защищающей сейчас позиции в районе Авдеевки, опубликован материал Nastka Fedchenko о героической «промке».

«Смерть и жизнь причудливо соединились. Вот в здании дыра в перекрытии - через "окно", пробитое снарядом, видно синь неба и белые облака. В соседнем ангаре на арматуре на честном слове висит кусок потолка, ветер качает металлические стены, добывая из них потустороннее скрежет. В самом скелете безумно изобилуют кусты и деревца… У разбитой стеной желтеют одуванчики, тонко пахнет сирень. "Что бы ни случилось, жизнь победит", - как бы говорит природа. А, может, Бог», - пишет автор.

Именно здесь держит оборону 93-я бригада «Холодный Яр».

Снаряженная пулеметная лента, "стена" из зеленых ящиков для боеприпасов, на ней несколько картонных иконок. Выше - бойница, чтобы следить врага, к которому несколько метров.

«Там, где вы стоите, у нас погиб боец, - говорит журналистке военный, который здесь дежурит. - Вот иконы прицепили на память об этом».

Боец Станислав рассказывает, что на промзоне сейчас стало немного тише, чем было неделю или две назад. Одна из версий - боевики из местных получают российские паспорта.

«Мы мониторим соцсети. Так называемые "ополченцы" действительно пошли их (паспорта) получать. Почему-то они считают, что в Мордоре им будет лучше без права выбора, без права собраний, без права ... там даже при репост, за картинку можно сесть в тюрьму. Они считают, что это лучше, чем жить в Украине -  с безвизовым режимом, жить в свободной Европе. Каждый человек делает выбор сама, - говорит Стас. - Я думаю, зомби никогда не разочаровываются в своих решениях, потому что они зомби. Но там, конечно, и "мышебратья": то буряты, то чеченцы, не знаю, кто они там по национальности, удмурты ... Для нас враг не имеет национальности. Мы солдаты и защищаем территориальную целостность нашей страны».

По словам Стаса, противник работает преимущественно из стрелкового оружия и гранатометов, иногда применяют минометы калибра 82 мм и так называемые "скрутки" - заряд от РПГ-7, присоединенный к 82-й мины. Если рядом упадет просто выстрел от РПГ, он не нанесет такого вреда, как мина, которая разлетается на множество обломков.

«Я не буду врать, что не боюсь. Я на войне с апреля 2014-го, но все равно страшно, ведь жить хочется. Любому страшно, просто нужно преодолевать это и выполнять задания», - отмечает воин.

Стас в Днепре 17 лет работал на хлебозаводах и пекарнях, выпекал хлеб, пирожки, булочки. С улыбкой говорит, что больше всего любит запах свежего хлеба.

«По Конституции Украины, у каждого гражданина есть права и обязанности. Обязанность защищать территориальную целостность, - объясняет днепрянин, почему в апреле 2014-го ушел добровольцем на фронт. - Я - мужчина. Сегодня булочки, завтра - автомат, послезавтра - опять булочки».

Стас признается, что устал, но не собирается складывать оружие, потому что всегда помнит павших собратьев и стремится отомстить за них.

За эти пять лет он освобождал Марьинка и Красногоровку, был в Песках, затем снова Марьинка, Луганщина, теперь - на промке под Авдеевкой.

Дома его ждут жена, 12-летняя дочь и пожилые родители. Армеец мечтает воочию увидеть победу. А еще - о качественных изменениях в обществе, в области образования, медицины, экологии.

«Я не жду светлое будущее, не живу светлым прошлым. Светлое современное должно быть», - говорит Стас.